Первый очный саммит ЕС стал "раскольничьим"

Опубликовано: 18.07.2020

В пятницу и субботу, 17-18 июля, проводится первый очный саммит глав стран ЕС после коронавируса. Устраивать его пришлось в условиях повышенной осторожности из-за риска заражения коронавирусом. Кроме того, эту встречу лидеров европейских стран априори можно назвать одной из самых напряженных за все время существования Евросоюза. Руководителям единой Европы необходимо принять план восстановления европейской экономики. На данный момент есть как минимум две страны, которые категорически не согласны с предложениями Ангелы Меркель.

Первый очный саммит ЕС стал "раскольничьим"

фото: AP

На семнадцатое июля выпадает день рождения сразу двух европейских лидеров: 66 лет исполняется канцлеру Германии Ангеле Меркель и 58 – португальскому премьер-министру Антониу да Коште. В такой день можно было бы устроить небольшой праздник и достойно поздравить лидеров Португалии и Германии, однако главы всех государств Евросоюза собрались в Брюсселе не для этого. Им предстоит непростая задача – наметить план спасения европейской экономики после коронавируса.

Этот саммит отличается от всех других. Причем не только тем, что решения, принятые на нем, поменяют облик Европы на многие годы вперед, а еще и тем, что главы государств вынуждены вести переговоры в состоянии строгих эпидемиологических ограничений.

На всех лидерах – медицинские маски. Рукопожатия, дружеские похлопывания по плечу, поцелуи в щечку при встрече – как минимум не приветствуются. Теперь вместо них приняты сдержанные кивки головой, максимум легкие толчки друг друга плечо в плечо или ставшие модными во время пандемии «ногопожатия».

Кроме того, изменения претерпел и сам состав участников саммита: если раньше с главами государств приезжали и их советники, то сейчас встреча проходит в самом узком формате. На саммит не допущены ни журналисты, ни помощники, переговоры идут в закрытом формате – и не только из соображений безопасности.

«Общая картина такова, что мы столкнулись с самой большой экономической депрессией со времен Второй мировой войны. Может быть, какие-то компромиссы и понадобятся, но нам нужно амбициозное решение, потому что наши граждане не ожидают от нас ничего меньшего», – сказал премьер-министр Греции Кириакос Мицотакис.

Глава Греции очень уклончиво описал ту ситуацию, которая сложилась на переговорах между главами Евросоюза. Фактически лидеры Европейского союза сразу же признали, что они далеки от достижения соглашения по беспрецедентному бюджету ЕС в размере 1,85 трлн евро. У этого соглашения есть две ключевые проблемы.

Первая проблема состоит в вопросе, какая страна сколько вложится в общеевропейское восстановление. Германия во главе с Ангелой Меркель планирует выделить серьезную сумму на повторный запуск экономики ЕС, но она ожидает, что и другие обеспеченные страны внесут свой вклад в общее дело.

Это вызывает явное неудовольствие у лидеров богатых северных стран, которые понимают, что они пожертвуют серьезную сумму на восстановление Европейского союза, но при этом их страны получат гораздо меньше в связи с тем, что их экономики изначально мощнее, а потому они не оказались в таком бедственном положении из-за коронавируса.

Фактическим голосом таких стран стал нидерландский премьер-министр Марк Рютте. Он открыто заявил, что ему не нравятся идеи Ангелы Меркель выделять гранты для бедных стран южной Европы. Он заявил, что Нидерланды не отступят от своей линии на справедливое формирование бюджета. Рютте пообещал не допустить того, чтобы у самых бедных стран были преимущества только потому, что они и так не могут выполнять свои обязательства по кредитам. Такая позиция Марка Рютте ставит под угрозу всю перспективу создания единого фонда восстановления Европы.

Вторая проблема более связана с идеологиями, чем с экономикой – лидеры ведущих европейских стран хотят включить в документы пункты о том, что средства будут выделяться только тем странам, которые соблюдают демократические принципы. Этот пункт категорически не устраивает сразу две страны: Венгрию и Польшу. Оба этих государства находятся в давнем конфликте с Брюсселем в отношении внутренней политики. Европейские лидеры любят называть режимы Виктора Орбана и Анджея Дуды «авторитарными», главы же Венгрии и Польши в ответ обвиняют европейских чиновников во вмешательстве в их внутренние дела. 

Орбан и Дуда прекрасно понимают, что риторика о защите демократических принципов может стать отличным рычагом давления на их страны. Именно поэтому они выступают категорически против этого пункта. Обран даже грозился наложить вето на весь документ, если там будет указана связь соблюдения демократических прав с выделением средств. «Венгерская позиция ясна: венгры должны решать вопрос о деньгах венгров» - сказал националист Орбан.

И первая, и вторая проблема имеют фундаментальные корни в различных интересах европейских стран. В такой ситуации найти компромиссный вариант будет очень непросто. «Различия все еще очень и очень велики, и поэтому я не могу предсказать, добьемся ли мы результата на этот раз. Поэтому я ожидаю очень, очень трудных переговоров» - призналась канцлер Германии Ангела Меркель. Договориться действительно будет очень сложно. Но договариваться нужно – крах этого соглашения может привести к крушению всего проекта Европейского союза. 

Читайте материал "Видео "заблудившейся" на саммите ЕС Меркель попало в Сеть"


Источник