МВД потребовало от полицейских не бить задержанных при детях

Опубликовано: 29.04.2020

Полицейским теперь можно сутулится, носить бороду, выбривать голову, таскать в руках пакеты из магазина, даже если он в форме... В МВД наконец разработан проект нового Кодекса этики и служебного поведения сотрудников органов внутренних дел. По сравнению со старым — просто оттепель. Точнее — мир сверкающих единорогов и розовых пони.

МВД потребовало от полицейских не бить задержанных при детях

фото: Наталья Мущинкина

Надо заметить, что полицейские семь лет как-то смогли прожить без собственного этического кодекса. Дело в том, что утвержденный еще при Нургалиеве в 2008 году кодекс, новый министр Колокольцев отменил в 2013 году. Полицейским рекомендовали ориентироваться на этические нормы, разработанные для госслужащих.

Нургалиевский кодекс регламентировал абсолютно всё, вплоть до половой жизни сотрудника («воздерживаться от беспорядочных половых связей») и походки («держаться прямо, с развернутыми плечами, не сутулиться, ходить твердым, энергичным шагом»). Запрещалось курить на ходу, отращивать бороду и бакенбарды, брить голову, а сотруднику в форме нельзя было дотащить до дома пакет из магазина.

Видимо, выискивание в старом документе зерен здравого смысла и заняло столько лет. Новый документ гораздо менее объемный и содержит относительно вменяемые рекомендации.

В кодексе, который сейчас проходит стадию общественного обсуждения, к логичным общечеловеческим нормам, типа морального кодекса строителя коммунизма, добавлены нормы, специфичные для полиции.

С «моральным обликом» стало полегче. Строевой выправки вне службы уже не требуют. Бороду — можно. Но аккуратную. Носить ювелирные украшения, за исключением обручального кольца, не стоит. Не рекомендовано «чрезмерно использовать парфюмерию». Это, что касается мужчин. Женщинам разрешены и украшения, и парфюм, но в рамках «разумной достаточности».

А вот что касается специфичных норм, то выполнение их весьма сомнительно. Например, необходимо «давать разъяснения правонарушителю о неправомерности ‎его действий без нравоучений, доброжелательно, убедительно и ясно, ‎со ссылкой на соответствующие нормативные правовые акты». А если при этом присутствуют дети, женщины и люди преклонного возраста, то нужно «воздерживаться от жестких действий и резких высказываний». Банальная ситуация — мужики по пьяни сцепились во дворе, мат-перемат, морды в кровь. Дети со страхом и любопытством наблюдают, женщины визжат и безуспешно пытаются разнять. Приезжает наряд и... Вот как, интересно, без «жестких действий», «резких высказываний» и «доброжелательно» полицейские должны действовать?

Или еще - при проведении допроса следует «проявлять сочувствие к потерпевшему, непредвзятость к правонарушителю, уважение к личности допрашиваемого». Звучит неплохо, но как на практике полицейский сможет проявить «уважение к личности» педофила, попавшегося на изнасиловании ребенка, или грабителя, избивщего ради тысячи рублей старушку?

Все эти хрустальные фантазии разбиваются вдребезги о серый бетон реальности.

Появились и требования в духе времени. По поводу поведения в сети. Полицейским не следует публично обсуждать в интернете органы власти, чиновников, политические партии, религию и даже отдельных граждан. Нельзя «светить» свои персональные данные и принадлежность к МВД, а также размещать «материалы, дискредитирующие образ сотрудника, умаляющие либо наносящие ущерб авторитету и деловой репутации органов внутренних дел». То есть ролики типа «полицейские на шашлыках, ржака, смотреть до конца», по идее, должны исчезнуть. Но и это — вряд ли...

Впрочем, нельзя не отдать должное здравомыслию составителей кодекса. Нарушение полицейским его положений не повлечет за собой прямой дисциплинарной ответственности, но может быть учтено при определении наказания в случае, если сотрудник совершит какой-либо служебный проступок.

Тут только один вопрос возникает: а чего в таком случае огород-то городили? Людей напрягали, деньги бюджетные тратили... Жили ведь как-то полицейские без розовых пони.



Заголовок в газете: Полицейские на розовых пони
Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28252 от 29 апреля 2020 Источник