Китай на пороге взрыва: нация проходит неожиданную проверку на прочность

Опубликовано: 04.03.2020

Для председателя Си Цзиньпина настало время испытаний на прочность. С конца 2012 года, первые 5 лет после 18 съезда КПК, он спокойно и уверенно вел Поднебесную к выполнению «китайской мечты». Этот долгосрочный план рассчитан на «великое возрождение китайской нации» к 2049 году.

Китай на пороге взрыва: нация проходит неожиданную проверку на прочность

Алексей Меринов. Свежие картинки в нашем инстаграм

Сверхзадача — превратить страну в «богатое и могущественное, демократическое и цивилизованное, гармоничное и современное социалистическое государство». Ради достижения цели «главный китаец» разработал несколько стратегических программ: переориентация экономики на внутренний рынок, борьба с коррупцией, оздоровление окружающей среды, улучшение системы управления государством, расширение глобальных рынков сбыта китайской продукции и обеспечение безопасности на путях их доставки. За это время доходы граждан ежегодно повышались на 7,4%, благодаря чему численность среднего класса превысила 400 млн человек. В 2017 году средний душевой доход был 25 974 юаня (1 юань — 9,7 рубля). По средней заработной плате в городах Китай опередил Россию — 5630 юаней в месяц (примерно 55 тыс. рублей) в КНР против наших 30 тысяч рублей.

Очевидные успехи на всех направлениях позволили Си Цзиньпину получить полную поддержку на XIX съезде КПК осенью 2017 года. Доверие 90-миллионной партии к своему лидеру и его программе проявилось в решении отменить ограничения в сроках пребывания на посту Генерального секретаря ЦК КПК. Это был триумф, достойный римских императоров.

Важнейшим рубежом движения к реализации «китайской мечты» должен был стать нынешний 2020 год. Ведь Си Цзиньпин с самого начала пообещал «к 2021 году неизбежно осуществить задачу создания общества средней зажиточности». У сформулированной еще великим Конфуцием мечты о «сяо кан», хотя бы малом, но всеобщем благоденствии, конкретных параметров не было. Зато они появились у Си Цзиньпина: впервые в 5000-летней истории Поднебесной полностью избавиться от нищеты. Еще конкретнее — установить нижнюю планку доходов в 2300 юаней в год на человека.

С 1978 года, за 4 десятилетия «реформ и открытости», уровень доходов быстро повышался, из нищеты выбрались сотни миллионов китайцев. Но в 2012 году, в начале жизни под девизом «Китайская мечта», существующих на доход ниже этой планки насчитывалось 100 миллионов жителей. Достижения национальной экономики и жесткий контроль Пекина за действиями провинциального начальства позволяли ежегодно высвобождать из нищеты примерно по 10 миллионов человек. Еще пару лет назад стало очевидно, что к концу 2020 года можно будет объявить: «Партия торжественно обещала, что нынешнее поколение китайцев не будет жить в нищете. Партия свое обещание сдержала!». Казалось, Си Цзиньпина ждал новый триумф.

Однако новый год начался не просто плохо, а очень плохо. Эпидемия коронавируса испортила новогодние праздники всем 1400 миллионам жителей Поднебесной. Уехавшие в родные места мигранты и недавние переселенцы не смогли вернуться на рабочие места. Рабочие места также оказались в простое из-за блокады крупных городов, транспортных магистралей, разрывов производственных цепочек. Начались перебои с продуктами питания, медицинскими товарами. Прилепившиеся к своим гаджетам и телевизорам вынужденные бездельники следили за трагедиями заболевших и умерших, за героическими судьбами медиков, жертвовавших жизнями в борьбе с коварной заразой.

Само собой разумеется, все взоры обратились на Пекин, на Си Цзиньпина. Получив с небольшой задержкой тревожную информацию из Уханя, он сразу взял ответственность на себя. Последовали жесткие приказы всем, всем, всем. Ведь Председатель Си не только глава государства — Президент КНР. Он еще и Генеральный секретарь правящей компартии, КПК. Да к тому же и Верховный главнокомандующий вооруженными силами, НОАК. Несмотря на новогодние заботы, собрался партийный конклав, Постоянный комитет Политбюро ЦК КПК. Последовали новые распоряжения, ускорилась переброска военных медиков, сооружение новых и ремонт запасных больниц. Огромные деньги из государственных резервов перечислены на закупку лекарств, на компенсации потерявшим доход бизнесам и простым людям.

Смертельная схватка с невиданным вирусом продолжается, но уже появился свет в конце тоннеля. Принятые драконовские меры дорого обойдутся китайской экономике и могут отодвинуть запланированную на конец 2020 года победу над нищетой. Трудности с созданием новых рабочих мест усугубляются откатом в бедность миллионов мигрантов, вернувшихся в родные места и лишившихся источников дохода на заводах и стройках.

Выпавшие китайской нации испытания стали неожиданной проверкой на единство, на готовность к трудностям и жесткой дисциплине. Эта проверка на прочность волевых, интеллектуальных и человеческих качеств стала самой серьезной, но вовсе не первой за минувшие месяцы и для самого Си Цзиньпина.

Начатое Америкой сдерживание Китая потребовало от него стратегического видения и тактического мастерства, достойных Сунь-цзы, автора бессмертного «Искусства войны». С одной стороны, Си Цзиньпин упрямо повторял свое кредо: «Мы будем решительно идти по пути мирного развития, но категорически не станем отказываться от наших законных прав и интересов и не будем жертвовать коренными интересами государства… Ни одна страна не должна рассчитывать на то, что мы будем вести торговлю своими ключевыми интересами, ни у кого не может быть ни малейшей надежды на то, что мы вкусим горькие плоды ущемления суверенитета, безопасности и интересов развития государства».

С другой стороны, он проявлял гибкость и чередовал жесткие слова и дела с серьезными уступками. Нарушив принятую очередность визитов, он отправился на встречу с только что избранным президентом Трампом, затем принял его в Пекине как небожителя. Подарками «великому непредсказуемому» становились пакеты контрактов и протоколов о намерениях в сотни миллиардов долларов. На выработку долгосрочного компромисса был отправлен ближайший конфидент, вице-премьер Лю Хэ. Его чересчур смелые шаги навстречу партнерам на переговорах вызвали неудовольствие в Политбюро, и Си Цзиньпину пришлось защищать своего советника по экономике. В конце концов перемирие было достигнуто, и 15 января 2020 года в Вашингтоне состоялось подписание первой фазы торгового соглашения.

Вопреки сообщениям о готовившейся встрече с Трампом, Си Цзиньпин не стал участвовать в церемонии, которая могла бы стать для него триумфом глобального масштаба. Наверное, он понимал, что это перемирие не продлится долго из-за нерешаемости главной проблемы в глазах американцев — слишком впечатляющих успехов Китая. Скорее всего, он видел всю панораму холодной войны, на которой торговая война была лишь одним из фронтов.

На фронте технологической войны активизировалась атака на компанию «Хуавэй», превращенной в мишень санкций и всемирной дипломатической атаки, вершиной которой стала речь госсекретаря Помпео на Мюнхенской конференции. Ужас из-за отставания в технологии «5-G» заставляет американцев выдумывать все новые ограничения торговли современной техникой с Китаем. Готовится запрет на поставку и использование американских двигателей для тяжелых самолетов…

Не обманывает Си Цзиньпина и относительное спокойствие в Гонконге. Ему пришлось много раз за последние полгода сдерживать себя и коллег из руководства страны, чтобы не покончить разом с «великой бузой». Очевидно, в расчет принимались как экономические последствия жестких мер, так и долгосрочное влияние отхода от выработанной еще Дэн Сяопином политики «одна страна — две системы». Эту политику Пекин все еще мечтает осуществить при мирном воссоединении с Тайванем. Ради этой общенациональной мечты Си Цзиньпин сдерживает боевой порыв стоящих напротив Тайваня соединений НОАК и мощного флота в Тайваньском проливе. Только Небо знает, сколько духовных сил и политической воли требуется ему на фоне побед сепаратистских сил на выборах в Гонконге и на Тайване, антикитайских резолюций Конгресса США по ситуации в этих районах КНР.

Сменяя друг друга, накладываясь друг на друга, кризисы последних месяцев стали испытанием на прочность всей политической системы КНР. В условиях выстроенной в Поднебесной «вертикали власти с китайской спецификой» они стали еще и стресс-тестами лично для Си Цзиньпина. Про полную драматизма, взлетов и падений биографию нынешнего китайского руководителя недаром говорят «так закалялся Си». Уже проявленные им стойкость и мудрость на капитанском мостике корабля под названием «Китай» позволяют надеяться на лучшее. Попав в «идеальный шторм», это судно продолжает продвигаться к маяку «Китайской мечты». Штурвал в надежных руках. Словами Мао Цзэдуна: «В открытом море не обойтись без кормчего».

Эпидемия коронавируса. Хроника событий



Заголовок в газете: Стресс-тесты для Си Цзиньпина
Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28209 от 4 марта 2020 Источник