Как убедиться, что финансовые продукты имеют допустимый для клиента уровень риска?

Если вы являетесь любителем разгадывания головоломок и загадок, любите находить выходы из лабиринтов, то тогда вам точно понравится новый вид развлечений – квесты выход из комнаты. Главной задачей квест комнат является поиск входа из запертого помещения. Однако, чтобы выбраться из него, придется обращать внимание на все объекты, которые будут окружать вас. Нужно будет найти подсказки, шифры, тайники и разгадать их.


FRANCH TV: Как упаковать франшизу?|1 млн долларов на онлайн-франшизе | Бизнес с Китаем. Все включено

На первый взгляд игры квесты комнаты могут показаться сложными, но сразу, после входа в помещение, вы сразу поймете, что к чему. Для того чтобы выйти из комнаты, нужно быть очень внимательным даже к самым мелким деталям, ведь непонятно, что может пригодиться в любой момент. Также вам придется располагаться и на умственные возможности, подключать свою фантазию, так как самые необычные предметы могут помочь выйти из комнаты.


Suspense: The 13th Sound / Always Room at the Top / Three Faces at Midnight

Квест комнаты « Изоляция» в Украине — это так называемый квест в реальности. Данное развлечение получило лишь недавно свою популярность среди людей. Идея компьютерных игр была перенесена из виртуального мира в настоящую реальность. Так, раньше геймеры с помощью клавиатуры, джойстика или мыши управляли своим персонажем, но теперь квест комната одесса в реальности открыла новые возможности, поскольку вы сами сможете оказаться на месте главного персонажа игры. Вы совместно с командой занимаетесь поиском ключей, тайников, подсказок, решаете задания, которые требует подключения логики и внимательности. Вы сможете сами пережить приключения из игры: обнаруживать потайные комнаты, находить подсказки, сопоставлять логическую цепочку, вскрывать тайники и многое другое.

Абсолютно в любом тренажерном зале вы увидите людей, совершающих множество ошибок во время тренировок –  парень на скамье для жима отбивает штангу от груди, кто-то делает сгибание ног, а при этом его таз подвижнее, чем бицепс бедра, другой же пытается жать в тренажере «бабочка», смотрите на сайте квест комната одесса. Эти видимые недочеты могут значительно тормозить ваш прогресс на тренировках, однако, это не единственное о чём вам следует беспокоиться. Как насчёт ошибок, которые вы не видите?

Ни одна из этих ошибок не навредит вашим стараниям на тренировках так, как предпочесть тяжелые тренировки тренировкам с умом. Тренироваться тяжело могут многие, но именно тренировки с умом помогут вам приблизиться к цели.

Например, предположим, что вы хотите нарастить мышечную массу. Вы можете выбрать легкие веса и делать по 50-60 повторений, или взять большой вес и поднять его 10 раз.

В обоих случаях вы тяжело поработаете, но один из методов более эффективен в построении мышц.

Для того чтобы оптимизировать ваши усилия в зале, вам необходимо понять, какой диапазон повторений лучше всего подойдёт для достижения цели.

Старания важны, но использовать их надо с умом! Для того чтобы оптимизировать ваши усилия в зале, вам необходимо понять, какой диапазон повторений лучше всего подойдёт для достижения цели. К счастью, уже были проведены исследования на эту тему. И сегодня мы расскажем о том, как правильно выбрать диапазон повторений для ваших целей.

Часто встречающаяся картина на российском рынке: приходит клиент в офис финансовой компании, и ему продается тот продукт или продукты, которые на данный конкретный момент занимают топовое место в плане продаж компании.  Наиболее продвинутые компании начинают общение с клиентом с заполнения анкеты на риск-профиль клиента, чтобы последующие инвестиционные рекомендации соответствовали допустимому для клиента уровню риска. Однако далеко не всегда подобранный в итоге портфель соответствует уровню риска, который может себе позволить клиент,  и причина здесь кроется как в клиенте, так и в финансовой организации.

Не всегда адекватная оценка риска, который клиент готов и может позволить себе нести

Чаще всего при оценке склонности клиента к риску используется анкета на риск-профиль, на базе которой определяется, какой уровень риска комфортен для инвестора. Однако далеко не всегда анкета сопровождается также детальным анализом финансовых целей, ради которых, собственно, и осуществляется инвестирование, чтобы понять не только комфортный для клиента уровень риска, но и допустимый для данной цели уровень возможных потерь.

Например, клиент приходит, проходит тест на риск и получается умеренным инвестором. Далее – на вопрос консультанта о сроке инвестиций он отвечает «1-2 года». Консультант может подобрать под такие параметры портфель с умеренным уровнем риска (например, с волатильностью 10%), и в целом это будет вполне адекватным решением, на первый взгляд. Но если окажется, что это – накопления на важную операцию, которую никак нельзя перенести на более поздний срок, и ни при каких условиях нельзя допустить, чтобы накопления на нее снизились даже на 5%, то, консультант должен под эту цель предложить консервативный портфель, даже если клиент психологически готов на небольшой риск.

Более того, бывает и так, что клиент просто не осознает, что на самом деле включает в себя понятие «риск», неверно оценивает свою реакцию на него, отсюда и заполнение анкеты на риск-профиль может давать некорректный результат. В частности, ряд клиентов может понимать риск как нечто кратковременное, после чего достаточно быстро пойдет восстановление портфеля до прежних значений. Не все клиенты понимают меру риска: как именно он измеряется, и что означает «просадка портфеля 10%»: как быстро? Как надолго? Не всегда понятия «умеренный риск» для клиента и для финансовой консультанта имеют одинаковые значения. Поэтому крайне важно на первой-второй встрече корректно определить ожидания клиента по риску, а также тщательно проанализировать его цели и текущее финансовое состояние, чтобы грамотно оценить, какой риск в деятельности может себе позволить данный клиент.

Не всегда адекватная оценка уровня риска самих финансовых продуктов

Грамотное определение допустимого для клиента риска портфеля – полдела. Далее следует непосредственно составление инвестпортфеля, который бы соответствовал выявленным характеристикам ожидаемой доходности и риска. И на этом этапе возникает немало ситуаций, когда, даже при грамотном определении риск-профиля клиента, конечный портфель не соответствует допустимому для клиента уровню риска. Причин тому – несколько.

Недооценка истинной структуры продуктов

Довольно часто бывает, когда либо истинно, либо по заблуждению, либо нарочно, но, так или иначе, уровень риска тех или иных продуктов оказывается существенно заниженным. Особенно часто это касается продаж финансовых продуктов партнеров, т.е. третьих лиц.

Вспомним ситуацию 2007-2008 года, когда ипотечные облигации, выпускаемые под обеспечение subprime mortgage, считались международными рейтинговыми агентствами как сверхнадежные с рейтингом ААА, а на деле оказались типичной токсичной бумагой. И если ранее подобные бумаги могли соответствовать консервативному уровню риска, то в какой-то момент те же бумаги стали слишком рискованными даже для агрессивных инвесторов.

Та же история – с ОФБУ Премьер, когда содержание фондов оказалось, по сути, пирамидой РЕПО и портфелем из векселей Ютрейда, и эта конструкция лежала даже в основе фондов, которые изначально относились к категории консервативных (фонды облигаций). На деле все фонды следовало отнести к категории сверхрискованных, т.к. в сентябре 2008 года они принесли убытки в размере 95-99%.

Еще пример – рекомендации консервативным инвесторам портфеля, состоящего в основном из рентных фондов недвижимости (REITs), которые построены более чем на 90% на заемных средствах и вполне могут оказаться убыточными, если хотя бы 2 объекта их купленных не будут какое-то время сдаваться в аренду.

Однако недооценка риска случается и в отношении собственных продуктов. Наверное, наиболее частая картина, которую можно встретить в финансовых организациях, это когда консервативным инвесторам рекомендуется портфель, состоящий из облигаций, для агрессивных — из акций, для умеренных – 50/50. При этом, если речь о рынке mass-affluent и ниже, то под облигациями и акциями обычно подразумеваются российские бумаги. Корпоративные облигации РФ, то есть развивающейся страны с не самой устойчивой экономикой и валютой, – разве это консервативный инструмент? То же самое относится и к портфелям для консервативных инвесторов, которые построены на структурных продуктах даже со 100% защитой капитала. Они, как правило, базируются на облигациях банков развивающихся стран, которые по определению не могут относиться к консервативным инструментам. В идеале и депозиты в валюте развивающихся стран, в частности, в рублях, тоже не могут считаться консервативным инструментом из-за повышенного валютного риска. Хотя, безусловно, это самый безрисковый вариант инвестиций при прочих равных, если соблюдать ограничения АСВ.

Риск-менеджмент по продуктам, где рисками управляет сам клиент

Если клиенту рекомендуются финансовые инструменты, где рисками управляет сам клиент, например, это самостоятельная работа с брокерским счетом, то для соблюдения допустимого для клиента риска недостаточно простой рекомендации «консервативной стратегии инвестирования с ожидаемой доходностью 12-15% и ожидаемым риском до 5-7%». Также недостаточно будет просто порекомендовать клиенту портфель из тех или иных бумаг, т.к. абсолютно не факт, что клиент будет и в дальнейшем поддерживать допустимый уровень риска по своему портфелю.

Консультант должен настаивать на установлении стоп-лоссов по портфелю клиента на уровне того риска, который соответствует финансовому положению и целям клиента.

Черный лебедь или long tails

Конечно, вспоминая Насима Талеба и long tails, стандартное отклонение и ожидаемая доходность по инвестиционным инструментам далеко не всегда отражают те риски, которые в реальности могут нести в себе конкретные продукты. В частности, такие случаи, как черный вторник 1929 года, черный вторник 2012 года и другие подобные дни, когда падение на рынке акций принимало поистине масштабный характер, но не могло быть объяснено логически, случаются.

В то же время, если по каждому продукту выставлять maximum dropdown, то мы придем к другой крайности, когда по ряду продуктов можно будет наблюдать риск и 80%, и выше, что тоже не совсем отражает действительность, это скорее проявление форс-мажора.

Раскрытие рисков

Если с первой проблемой, а именно с корректным определением риск-профиля, можно как-то справиться за счет более корректных вопросов в анкете, детального разъяснения понятия «риск» со стороны консультанта и т.д., то вторая проблема – серьезнее.

Во-первых, в компании должен быть введен тщательный анализ уровня риска по всем внутренним и в особенности внешним продуктам. Во-вторых, консультант должен презентовать клиенту портфель, который соответствует его риск-профилю, одновременно прилагая к портфелю:

Обоснование, почему именно данный портфель был рекомендован данному клиенту с его риск-профилем и его финансовой ситуацией
Информацию, написанную доступным для клиента языком, касательно раскрытия рисков по всем входящим в портфель инструментам

В-третьих, данные по риску каждого инструмента, равно как и по портфелям клиентов, должны постоянно поддерживаться в актуальном состоянии.

Иными словами, сложность кроется не только в том, чтобы верно определить склонность инвестора к риску, но и чтобы корректно определить уровень риска тех или иных инвестиционных инструментов и постоянно следить за ее актуальностью и менять, при необходимости.

Наталья Смирнова,

Независимый финансовый советник

Компания «Персональный советник»

www.kdostatku.ru